Добро пожаловать на наш блог! На этой территории вы будете в курсе событий нашего абонемента, не пройдете мимо достойных книг и настоящей литературы, откроете для себя новые книжные горизонты...

пятница, 28 июня 2019 г.

Летние новинки абонемента

Предлагаем вашему вниманию книжные новинки, поступившие на наш абонемент в июне. Надеемся, что эти книги будут вам интересны.

Елена Вавилова «Женщина, которая умеет хранить тайны»
Идея этой книги навеяна одной из самых удивительных шпионских историй XX века. Автор книги Елена Вавилова под именем Трэйси Ли Энн Фоули (англ. Tracey Lee Ann Foley) и ее супруг Андрей Безруков (псевдоним англ. Donald Howard Heathfield) почти четверть века проработали разведчиками-нелегалами в разных странах, в том числе США. Семейная пара профессиональных шпионов вместе с двумя сыновьями жили в пригороде Бостона в нечеловеческом напряжении, на грани постоянного риска, пока однажды их не предали. Попробуйте только представить, каково это – быть агентом, но при этом оставаться любящей женой и заботливой матерью, ходить на работу, отводить детей в школу, а по вечерам – принимать шифровки и планировать спецоперации.
Уникальный автобиографический роман, написанный реальной российской разведчицей, четверть века проработавшей в различных странах под прикрытием.

Евгений Водолазкин «Брисбен»
Критик Ольга Тимофеева о романе «Брисбен»: «После «Лавра», снискавшего небывалый успех, каждый роман Евгения Водолазкина ждется с нетерпением и прочитывается с трепетным вниманием. Автор азартно осваивает новое жанровое поле, разнообразит стилистику, творит героя, непохожего на предыдущих персонажей. В «Брисбене» – это музыкант, родившийся в Киеве, учившийся в Петербурге и обитающий в Мюнхене, куда его приводит международный успех. Из одного перечисления городов становится ясно, что тема украинских, русских и европейских связей здесь очень важна и актуальна. Подана она необычайно тонко, чему способствует ажурное вплетение украинского языка, освоенного писателем в киевской школе.
В романе два пласта, один из них – дневниковые записи необыкновенной исторической насыщенности, другой – переосмысление жизни, сломанной известием о роковой болезни и прикончившей карьеру музыканта. Название также многомысленно, как и сам роман. Брисбен – это не город в Австралии, а фата-моргана, цель мечтаний, которая, понятное дело, недостижима. Достигший верхнего «фа», как выразился сам писатель, музыкант убеждается в том, что смысл жизни не определяется ее успехом».

Мария Воронова «Судьба без обязательств»
После смерти жены прошло больше года, и Георгий Пестряков чувствует, что пора возвращаться к жизни. Красавица Аня – дочь друзей семьи, идеально подходит на роль новой спутницы жизни, она умна, красива и интеллигентна. А многолетняя любовница Нина пусть остается в прошлом, ей нет места в новом счастье Пестрякова. Он уже готовится к свадьбе, но тут у подполковника полиции Зиганшина появляются сомнения: а действительно ли Карина Пестрякова была убита сумасшедшим или это инсценировка?

Захар Прилепин «Некоторые не попадут в ад»
Захар Прилепин – прозаик, публицист, музыкант, обладатель премий «Большая книга», «Национальный бестселлер» и «Ясная Поляна». Автор романов «Обитель», «Санькя», «Патологии», «Чёрная обезьяна», сборников рассказов «Восьмёрка», «Грех», «Ботинки, полные горячей водкой» и «Семь жизней», сборников публицистики «К нам едет Пересвет», «Летучие бурлаки», «Не чужая смута», «Всё, что должно разрешиться. Письма с Донбасса», «Взвод».
Новый роман Прилепина посвящен событиям на Донбассе, в которых автор, несколько лет живший в Донецке, принимал непосредственное участие в качестве военкора, в качестве гуманитарщика и, наконец, в качестве боевого офицера Донецкой республики. Действующие герои романа – ополченцы, местные жители, оказавшиеся в зоне военных действий... Жанр произведения сам автор определил как роман-фантасмагория. Эту книгу можно назвать, скорее, мемуарами, своеобразным подведением итогов, лирической исповедью, набором бытовых зарисовок и художественных портретов.
«И мысли не было сочинять эту книжку. Сорок раз себе пообещал: пусть все отстоится, отлежится... Сам себя обманул. Книжка сама рассказалась», – признается Захар Прилепин.

Дина Рубина «Наполеонов обоз. Книга 2. Белые лошади»
Книга Д. Рубиной «Белые лошади» – второй том трилогии «Наполеонов обоз». Если  первая книга цикла «Рябиновый клин» представляла собой завязку действия, из которой мы узнали о зарождении любви двух героев – Аристарха и Надежды, современных Орфее и Эвридике, то «Белые лошади» – кульминация в развитии их отношений. Как это часто бывает, на долю любящих, особенно если чувство их сильное, яркое, такое, какое встречается у редких людей, выпадают сильнейшие потрясения. Судьба буквально расшвыривает в разные стороны двух влюблённых. Каждый из них теперь идет своим отдельным путем, оставаясь навсегда глубоко одиноким, раненым душевно.
По ходу романа продолжает приоткрываться давняя история предка Стаха Бугрова – Аристарха Бугеро, офицера Наполеоновской армии, прожившего в России свою трагическую и таинственную жизнь. И парадоксальным образом оказывается, что история эта вовсе не завершилась полтораста лет назад.

Себастьян Фолкс «И пели птицы…»
«И пели птицы…» – наиболее известный роман Себастьяна Фолкса, ставший классикой современной английской литературы. С момента выхода в 1993 году он не покидает списков самых любимых британцами литературных произведений всех времен. Он включен в курсы литературы и английского языка большинства университетов.
Это история молодого англичанина Стивена Рейсфорда, который в 1910 году приезжает в небольшой французский город Амьен, где влюбляется в Изабель Азер. Молодая женщина несчастлива в неравном браке и отвечает Стивену взаимностью. Невозможность справиться с безумной страстью заставляет их бежать из Амьена… Начинается война, Стивен уходит добровольцем на фронт, где в кровавом месиве вселенского масштаба отчаянно пытается сохранить рассудок и волю к жизни. Свои чувства и мысли он записывает в дневнике, который ведет вопреки запретам военного времени. Спустя десятилетия этот дневник попадает в руки его внучки Элизабет. Круг замыкается – прошлое встречается с настоящим. Этот роман – дань большого писателя памяти Первой мировой войны. Он о любви и смерти, о мужестве и страдании.

Брюс Кэмерон «Путь домой»
Однажды в конуре под домом Лукас Рэй находит щенка питбуля. Белла, так он называет собаку, становится для него близким другом. Милая и забавная, она по-настоящему украшает его жизнь, но неожиданно все меняется. Противники бойцовских пород решают: Белле не место в Денвере. Чтобы спасти животное от усыпления, Лукас отдает собаку друзьям. Но разве можно забыть того, кто спас тебе жизнь? Белла не забывает. Разлука с хозяином становится для нее страшным ударом. И тогда храбрая собака решается на отчаянный шаг – побег. Путь домой будет долгим, но Белла поймет самое главное – ради любимого человека можно вынести все.
Брюс Кэмерон – известный американский писатель и журналист. Настоящую славу ему принёс роман «Жизнь и цель собаки».

Ю Несбё «Призрак»
Ю Несбё – норвежский писатель и музыкант, бывший экономист и журналист. Обладатель более двух десятков наград в номинациях «Книга года», «Лучший детектив», премии «Стеклянный ключ» за лучший триллер.  Роман «Призрак» – девятый в серии романов о Харри Холе.
Осло. Полиция вместе с городскими властями практически очистила столицу от банд, распространяющих наркотики. В городе остались лишь банда байкеров «Los Lobos» и банда загадочного Дубая, чьи дилеры, одетые в футболки игроков «Арсенала», продают новый синтетический наркотик под названием «скрипка». Однажды полиция находит труп Густо Ханссена, одного из дилеров Дубая. В убийстве обвинён пойманный недалеко от места преступления его сообщник Олег Фёуке. Бывший полицейский Харри Холе возвращается из Гонконга в Норвегию, чтобы доказать невиновность сына своей возлюбленной Ракели Фёуке. Однако Харри предстоит не только распутать убийство Ханссена, раскрыть коррупционные связи полиции и городской власти, но и выжить в схватке с людьми Дубая.

вторник, 4 июня 2019 г.

Россия глазами иностранцев XX века. Часть 2-я.


 Писатели Андре Жид и Лион Фейхтвангер побывали в СССР практически в одно и то же время: первый – в 1936-м, второй – в 1937 году. Два взгляда на нашу страну. Две различные точки зрения… Два незаурядных человека, видя одну и ту же натуру, способны обнаружить в ней совсем разный смысл… Всегда так было и есть – и подобное разночтение не зло, а благо…Два подхода, два «творческих метода. Сопоставление этих полемизирующих друг с другом работ представляет большой интерес.



Андре  Жид «Возвращение в СССР»

Андре Поль Гийом Жид (1869-1951) — французский писатель, прозаик, драматург и эссеист, оказавший значительное влияние не только на французскую литературу XX века, но и на умонастроения нескольких поколений французов. Лауреат Нобелевской премии по литературе (1947).

В первой половине 30-х годов Андре Жид, как и многие представители западной интеллигенции, обратил свой взор на Восток: в те годы, вплоть до подписания пакта Молотова — Риббентропа, Советский Союз многим казался главным, если не единственным, оплотом против захватывающего Европу фашизма. В своём дневнике Жид записал: «Сердцем, темпераментом, мыслями я всегда был коммунистом». Публично он неоднократно выступал в поддержку Страны Советов, и в самом Союзе его причисляли к многочисленным в то время «друзьям СССР»: в 1935—1936 годах было издано собрание его сочинений в четырёх томах.

При этом отношение Жида к советскому опыту было далеко не однозначным. Летом 1936 года Жид посетил Советский Союз; всё оказалось не так, как представлялось ему по восторженным отзывам многочисленных паломников. Своими впечатлениями он поделился в опубликованном в конце того же года очерке «Возвращение из СССР», в котором отметил отсутствие свободы мысли, жёсткий контроль за литературой и общественной жизнью, некоторые пугающие черты нового советского человека. В письме к другу он, в частности, писал: «[...] малейший протест или критика приводят к строжайшему наказанию и мгновенно подавляются. Не думаю, что в какой-либо другой стране мира, даже в гитлеровской Германии, свобода мысли более задавлена страхом и насилием власти».

Наряду с этим в очерке было немало тёплых слов по адресу простых советских людей, восхищения самоотверженностью строек, нашла своё отражение и широко распространённая в те годы на Западе идеализация Сталина. Но даже такая осторожная критика вызвала недовольство «друзей СССР», в том числе Ромена Роллана и Лиона Фейхтвангера, написавшего в противовес Жиду книгу «Москва. 1937».

Жид ответил критикам гораздо более резким в отношении сталинского режима очерком «Поправки к моему «Возвращению из СССР»», изданным в 1937 году. «Я просветился, — писал он, — уже после того, как была написана книга об СССР. Ситрайн, Троцкий, Мерсье, Ивон, Виктор Серж, Легей, Рудольф и многие другие снабдили меня документами. То, что я в них нашёл и о чём только смутно догадывался, подтвердило и усилило мои выводы. Пришло время для Коммунистической партии Франции открыть глаза, чтобы перестали ей лгать. Или, если сказать по-другому, чтобы трудящиеся поняли, что коммунисты их обманывают так же, как их самих обманывает Москва».

Имя писателя попало в СССР под запрет, его книги не издавались вплоть до «перестройки». «Возвращение в СССР» была издана лишь в 1989 году.
 
Москва. 1937 год. Большой театр


Лион Фейхтвангер  «Москва. 1937»


 


Лион Фейхтвангер (1884-1958) - немецкий писатель. Один из наиболее читаемых в мире немецкоязычных авторов. Работал в жанре исторического романа.

Писатель-антинацист приобрёл известность в СССР и по приглашению советского правительства в 1937 году два месяца провёл в СССР, был принят Сталиным, встречался с другими членами правительства, писателями, художниками, артистами, выступал с лекциями в Москве, Ленинграде и Киеве.  Результатом этой поездки стала книга «Москва 1937», рассказывающая о жизни в Советском Союзе, показательных судебных процессах в СССР (Фейхтвангер лично присутствовал на Втором Московском процессе). Книга была издана в Москве массовым тиражом. Книга вызвала противоречивую реакцию в мире, подвергалась критике как наивная апологетика сталинского режима. В отличие от Андре Жида, чьи «Возвращение из СССР» и особенно «Поправки к моему «Возвращению из СССР»» вызвали сильнейшее недовольство в Союзе, Фейхтвангер возлагавшиеся на него надежды оправдал. В книге «Москва, 1937» Фейхтвангер много спорит с Андре Жидом, утверждая, что француз не заметил за мелкими, преходящими бытовыми проблемами главного: счастливой жизни советских людей и грандиозных свершений.

В СССР, где и раньше издавались его произведений, было начато издание собрания его сочинений.

 
Советские дети. 1930-е годы



Москва. Кафе на Бабаевских прудах. 1930 г.
Джон Стейнбек «Русский дневник»
«Русский дневник» - путевые заметки, написанные Джоном Стейнбеком во время поездки по Советскому Союзу в 1947 году. Замысел путевого дневника возник у Стейнбека в марте 1947 года, когда он встретил в нью-йоркском баре «Бедфорд» фоторепортёра Роберта Капу. Стейнбек и Капа начали обсуждать последние газетные новости, связанные с Москвой: «О чём думает Сталин, что планирует русский генштаб, где дислоцированы русские войска…» В определённый момент собеседники пришли к выводу, что многие журналисты-международники не имеют представления о реальной жизни в СССР. Между тем существует ряд тем, которые не менее интересны читателям, чем советские «эксперименты с атомной бомбой»: «Что там люди носят? Что у них на ужин? Бывают ли у них вечеринки?». Тогда же было принято решение отправиться вдвоём в Советский Союз. Предполагалось, что путешественники будут «держаться подальше от Кремля» — им важнее было «добраться до простого русского народа». Со своей задумкой Стейнбек и Капа пришли в ежедневную газету «Нью-Йорк Геральд Трибьюн» и заручились поддержкой редакции.

Летом 1947 года Стейнбек и Капа отправились в двухмесячную поездку по СССР. Очерки и фоторепортажи с места событий они отправляли в «Нью-Йорк Геральд Трибьюн». В 1948 году в США была издана книга путевых заметок «Русский дневник». Выход путевых заметок Стейнбека в СССР начался только в годы перестройки (отдельная книга вышла в 1989 году).



Перед отъездом Стейнбек и Капа выслушали немало советов и предостережений от знакомых, которые, как уточнил автор, никогда не бывали в Советском Союзе. Путешественникам рассказывали про голод и грядущие пытки; их подозревали в тайных связях с Кремлём: «Иначе бы вас в Россию не пустили». Взгляды Соединенных Штатов на послевоенную Россию, по сути, подвергались сильным искажениям. Как заметил Артур Миллер в своей автобиографии «Наплывы времени», в 1947 году «немцы, похоже, становились нашими новыми друзьями, тогда как спасители-русские оказывались отброшены в стан врагов. На мой взгляд, это было подлостью. Мучительный сдвиг, быстрая переклейка ярлыков «добро» и «зло» на двух народах нанесли непоправимый урон представлению о том, что хотя бы в теории в мире существует порядочность». В эти годы Советский Союз вообще мало кто понимал.

Стейнбек вместе с Р. Капой побывал в Москве, Сталинграде, Грузии, на Украине,  воспроизвёл на страницах дневника свои впечатления и рассказал о встречах с советскими гражданами. В целом, очень дружелюбный взгляд на советскую действительность, на советских людей – очень гостеприимных и отзывчивых. А ведь это были очень непростые годы: страна поднималась из руин.

 
Москва. 1947. Ленинские горы


Стейнбек о Сталинграде: «Мы все больше и больше поражались масштабу разрушений. Что самое удивительное – эти руины не пустовали. Под завалами находились подвалы и щели, в которых жило множество людей. До войны Сталинград был большим городом с многоквартирными домами, а теперь их не стало, за исключением новых домов на окраинах. Но ведь люди должны были где-то жить – вот они и жили в подвалах домов, в которых раньше были их квартиры. Так, из окон нашей комнаты мы наблюдали, как из-за большой груды обломков неожиданно появлялась девушка, на бегу в последний раз проводившая по волосам расческой. Опрятно и чисто одетая, она пробиралась через сорняки, направляясь на работу. Как это удавалось женщинам, мы не понимали, но они, живя под землей, ухитрялись опрятно выглядеть и сохранять гордость и женственность. Хозяйки выходили из своих укрытий в белых платочках и с корзинками в руках шли на рынок. Все это казалось странным и героическим шаржем на современную жизнь».

 
Сталинград. 1947 год


Стейнбек о московских магазинах: «Продовольственные магазины в Москве очень большие. Как и рестораны, они бывают двух видов. Есть те, в которых продукты можно приобрести по продовольственным карточкам. Здесь продукты стоят очень дешево (если у вас есть продовольственные карточки). Есть коммерческие магазины, которые также управляются правительством и в которых можно купить практически любые продукты, но по очень высоким ценам. Мы видели продукты, которые могли бы попасть сюда и с американских складов. Здесь были банки с крабами, на которых стояли японские торговые марки. Были немецкие товары. И были роскошные продукты советского производства: большие банки с черной икрой, горы украинских колбас, сыры, рыба и даже дичь – дикие утки и вальдшнепы, дрофы, зайцы, мелкие птички и белая птица, похожая на куропатку. Были копчености всех видов».



О Киеве: «Наверное, в свое время это был очень красивый город. Киев гораздо старше Москвы. Это «мать русских городов». Поставленный на холме у Днепра Киев сейчас спустился и вниз, в долину. <… > а теперь он почти весь лежит в руинах. Здесь фашисты показали, на что они способны. Учреждения, библиотеки, театры, даже цирк – все было разрушено огнем и взрывами. Сожжен университет, лежат в руинах школы. Это было не сражение, а безрассудное уничтожение всех культурных заведений города и почти всех красивых зданий, которые строились в течение веков. Здесь в полной мере поработала немецкая «культура». И одним из немногих проявлений справедливости в мире является то, что теперь немецкие военнопленные помогают расчищать руины, в которых город лежит по их вине».

 
Украина. Киев. 1947 год


О домах отдыха на юге: «Днем мы посетили некоторые дома отдыха. Это были огромные дворцы, стоявшие среди великолепных садов, и почти все они выходили на море. Первый дом отдыха, который мы посетили, выглядел как роскошная гостиница. Дом принадлежал московскому отделению профсоюза электриков, и все, кто здесь остановился, были электриками. Мы поинтересовались, как они смогли сюда попасть, и нам ответили, что на каждом заводе и в каждом цеху существует профсоюзный комитет, куда входят не только представители рабочих завода, но и заводской врач. Комитет, рассматривающий кандидатуры тех, кому предстоит отпуск, принимает во внимание многие факторы: и стаж работы, и состояние здоровья, и степень усталости, и необходимость наградить человека за работу. Так, если рабочий перенес болезнь и ему требуется длительный отпуск, то заводской комитет отправляет его в дом отдыха».

И главный вывод, который делают авторы: «Ну вот и все. <…> Как и ожидалось, мы увидели, что русские – это тоже люди, и, как и все остальные, они очень хорошие. Те, с кем мы встречались, ненавидят войну, а хотят они того, чего хотят все: жить хорошо, со все большим комфортом, в безопасном мире. Мы знаем, что этот дневник не удовлетворит никого – ни истых левых, ни вульгарных правых. Первые скажут, что он антирусский, вторые – что он прорусский. Конечно, этот дневник несколько поверхностен, но разве он мог быть другим? Мы не будем делать никаких выводов, за исключением одного: русские люди похожи на всех других людей на Земле. Конечно, есть среди них и плохие, но хороших намного больше».

 
Москва. 1947 год




                                      Подготовила Л. А. Филимонова