Добро пожаловать на наш блог! На этой территории вы будете в курсе событий нашего абонемента, не пройдете мимо достойных книг и настоящей литературы, откроете для себя новые книжные горизонты...

вторник, 4 июня 2019 г.

Россия глазами иностранцев XX века. Часть 2-я.


 Писатели Андре Жид и Лион Фейхтвангер побывали в СССР практически в одно и то же время: первый – в 1936-м, второй – в 1937 году. Два взгляда на нашу страну. Две различные точки зрения… Два незаурядных человека, видя одну и ту же натуру, способны обнаружить в ней совсем разный смысл… Всегда так было и есть – и подобное разночтение не зло, а благо…Два подхода, два «творческих метода. Сопоставление этих полемизирующих друг с другом работ представляет большой интерес.



Андре  Жид «Возвращение в СССР»

Андре Поль Гийом Жид (1869-1951) — французский писатель, прозаик, драматург и эссеист, оказавший значительное влияние не только на французскую литературу XX века, но и на умонастроения нескольких поколений французов. Лауреат Нобелевской премии по литературе (1947).

В первой половине 30-х годов Андре Жид, как и многие представители западной интеллигенции, обратил свой взор на Восток: в те годы, вплоть до подписания пакта Молотова — Риббентропа, Советский Союз многим казался главным, если не единственным, оплотом против захватывающего Европу фашизма. В своём дневнике Жид записал: «Сердцем, темпераментом, мыслями я всегда был коммунистом». Публично он неоднократно выступал в поддержку Страны Советов, и в самом Союзе его причисляли к многочисленным в то время «друзьям СССР»: в 1935—1936 годах было издано собрание его сочинений в четырёх томах.

При этом отношение Жида к советскому опыту было далеко не однозначным. Летом 1936 года Жид посетил Советский Союз; всё оказалось не так, как представлялось ему по восторженным отзывам многочисленных паломников. Своими впечатлениями он поделился в опубликованном в конце того же года очерке «Возвращение из СССР», в котором отметил отсутствие свободы мысли, жёсткий контроль за литературой и общественной жизнью, некоторые пугающие черты нового советского человека. В письме к другу он, в частности, писал: «[...] малейший протест или критика приводят к строжайшему наказанию и мгновенно подавляются. Не думаю, что в какой-либо другой стране мира, даже в гитлеровской Германии, свобода мысли более задавлена страхом и насилием власти».

Наряду с этим в очерке было немало тёплых слов по адресу простых советских людей, восхищения самоотверженностью строек, нашла своё отражение и широко распространённая в те годы на Западе идеализация Сталина. Но даже такая осторожная критика вызвала недовольство «друзей СССР», в том числе Ромена Роллана и Лиона Фейхтвангера, написавшего в противовес Жиду книгу «Москва. 1937».

Жид ответил критикам гораздо более резким в отношении сталинского режима очерком «Поправки к моему «Возвращению из СССР»», изданным в 1937 году. «Я просветился, — писал он, — уже после того, как была написана книга об СССР. Ситрайн, Троцкий, Мерсье, Ивон, Виктор Серж, Легей, Рудольф и многие другие снабдили меня документами. То, что я в них нашёл и о чём только смутно догадывался, подтвердило и усилило мои выводы. Пришло время для Коммунистической партии Франции открыть глаза, чтобы перестали ей лгать. Или, если сказать по-другому, чтобы трудящиеся поняли, что коммунисты их обманывают так же, как их самих обманывает Москва».

Имя писателя попало в СССР под запрет, его книги не издавались вплоть до «перестройки». «Возвращение в СССР» была издана лишь в 1989 году.
 
Москва. 1937 год. Большой театр


Лион Фейхтвангер  «Москва. 1937»


 


Лион Фейхтвангер (1884-1958) - немецкий писатель. Один из наиболее читаемых в мире немецкоязычных авторов. Работал в жанре исторического романа.

Писатель-антинацист приобрёл известность в СССР и по приглашению советского правительства в 1937 году два месяца провёл в СССР, был принят Сталиным, встречался с другими членами правительства, писателями, художниками, артистами, выступал с лекциями в Москве, Ленинграде и Киеве.  Результатом этой поездки стала книга «Москва 1937», рассказывающая о жизни в Советском Союзе, показательных судебных процессах в СССР (Фейхтвангер лично присутствовал на Втором Московском процессе). Книга была издана в Москве массовым тиражом. Книга вызвала противоречивую реакцию в мире, подвергалась критике как наивная апологетика сталинского режима. В отличие от Андре Жида, чьи «Возвращение из СССР» и особенно «Поправки к моему «Возвращению из СССР»» вызвали сильнейшее недовольство в Союзе, Фейхтвангер возлагавшиеся на него надежды оправдал. В книге «Москва, 1937» Фейхтвангер много спорит с Андре Жидом, утверждая, что француз не заметил за мелкими, преходящими бытовыми проблемами главного: счастливой жизни советских людей и грандиозных свершений.

В СССР, где и раньше издавались его произведений, было начато издание собрания его сочинений.

 
Советские дети. 1930-е годы



Москва. Кафе на Бабаевских прудах. 1930 г.
Джон Стейнбек «Русский дневник»
«Русский дневник» - путевые заметки, написанные Джоном Стейнбеком во время поездки по Советскому Союзу в 1947 году. Замысел путевого дневника возник у Стейнбека в марте 1947 года, когда он встретил в нью-йоркском баре «Бедфорд» фоторепортёра Роберта Капу. Стейнбек и Капа начали обсуждать последние газетные новости, связанные с Москвой: «О чём думает Сталин, что планирует русский генштаб, где дислоцированы русские войска…» В определённый момент собеседники пришли к выводу, что многие журналисты-международники не имеют представления о реальной жизни в СССР. Между тем существует ряд тем, которые не менее интересны читателям, чем советские «эксперименты с атомной бомбой»: «Что там люди носят? Что у них на ужин? Бывают ли у них вечеринки?». Тогда же было принято решение отправиться вдвоём в Советский Союз. Предполагалось, что путешественники будут «держаться подальше от Кремля» — им важнее было «добраться до простого русского народа». Со своей задумкой Стейнбек и Капа пришли в ежедневную газету «Нью-Йорк Геральд Трибьюн» и заручились поддержкой редакции.

Летом 1947 года Стейнбек и Капа отправились в двухмесячную поездку по СССР. Очерки и фоторепортажи с места событий они отправляли в «Нью-Йорк Геральд Трибьюн». В 1948 году в США была издана книга путевых заметок «Русский дневник». Выход путевых заметок Стейнбека в СССР начался только в годы перестройки (отдельная книга вышла в 1989 году).



Перед отъездом Стейнбек и Капа выслушали немало советов и предостережений от знакомых, которые, как уточнил автор, никогда не бывали в Советском Союзе. Путешественникам рассказывали про голод и грядущие пытки; их подозревали в тайных связях с Кремлём: «Иначе бы вас в Россию не пустили». Взгляды Соединенных Штатов на послевоенную Россию, по сути, подвергались сильным искажениям. Как заметил Артур Миллер в своей автобиографии «Наплывы времени», в 1947 году «немцы, похоже, становились нашими новыми друзьями, тогда как спасители-русские оказывались отброшены в стан врагов. На мой взгляд, это было подлостью. Мучительный сдвиг, быстрая переклейка ярлыков «добро» и «зло» на двух народах нанесли непоправимый урон представлению о том, что хотя бы в теории в мире существует порядочность». В эти годы Советский Союз вообще мало кто понимал.

Стейнбек вместе с Р. Капой побывал в Москве, Сталинграде, Грузии, на Украине,  воспроизвёл на страницах дневника свои впечатления и рассказал о встречах с советскими гражданами. В целом, очень дружелюбный взгляд на советскую действительность, на советских людей – очень гостеприимных и отзывчивых. А ведь это были очень непростые годы: страна поднималась из руин.

 
Москва. 1947. Ленинские горы


Стейнбек о Сталинграде: «Мы все больше и больше поражались масштабу разрушений. Что самое удивительное – эти руины не пустовали. Под завалами находились подвалы и щели, в которых жило множество людей. До войны Сталинград был большим городом с многоквартирными домами, а теперь их не стало, за исключением новых домов на окраинах. Но ведь люди должны были где-то жить – вот они и жили в подвалах домов, в которых раньше были их квартиры. Так, из окон нашей комнаты мы наблюдали, как из-за большой груды обломков неожиданно появлялась девушка, на бегу в последний раз проводившая по волосам расческой. Опрятно и чисто одетая, она пробиралась через сорняки, направляясь на работу. Как это удавалось женщинам, мы не понимали, но они, живя под землей, ухитрялись опрятно выглядеть и сохранять гордость и женственность. Хозяйки выходили из своих укрытий в белых платочках и с корзинками в руках шли на рынок. Все это казалось странным и героическим шаржем на современную жизнь».

 
Сталинград. 1947 год


Стейнбек о московских магазинах: «Продовольственные магазины в Москве очень большие. Как и рестораны, они бывают двух видов. Есть те, в которых продукты можно приобрести по продовольственным карточкам. Здесь продукты стоят очень дешево (если у вас есть продовольственные карточки). Есть коммерческие магазины, которые также управляются правительством и в которых можно купить практически любые продукты, но по очень высоким ценам. Мы видели продукты, которые могли бы попасть сюда и с американских складов. Здесь были банки с крабами, на которых стояли японские торговые марки. Были немецкие товары. И были роскошные продукты советского производства: большие банки с черной икрой, горы украинских колбас, сыры, рыба и даже дичь – дикие утки и вальдшнепы, дрофы, зайцы, мелкие птички и белая птица, похожая на куропатку. Были копчености всех видов».



О Киеве: «Наверное, в свое время это был очень красивый город. Киев гораздо старше Москвы. Это «мать русских городов». Поставленный на холме у Днепра Киев сейчас спустился и вниз, в долину. <… > а теперь он почти весь лежит в руинах. Здесь фашисты показали, на что они способны. Учреждения, библиотеки, театры, даже цирк – все было разрушено огнем и взрывами. Сожжен университет, лежат в руинах школы. Это было не сражение, а безрассудное уничтожение всех культурных заведений города и почти всех красивых зданий, которые строились в течение веков. Здесь в полной мере поработала немецкая «культура». И одним из немногих проявлений справедливости в мире является то, что теперь немецкие военнопленные помогают расчищать руины, в которых город лежит по их вине».

 
Украина. Киев. 1947 год


О домах отдыха на юге: «Днем мы посетили некоторые дома отдыха. Это были огромные дворцы, стоявшие среди великолепных садов, и почти все они выходили на море. Первый дом отдыха, который мы посетили, выглядел как роскошная гостиница. Дом принадлежал московскому отделению профсоюза электриков, и все, кто здесь остановился, были электриками. Мы поинтересовались, как они смогли сюда попасть, и нам ответили, что на каждом заводе и в каждом цеху существует профсоюзный комитет, куда входят не только представители рабочих завода, но и заводской врач. Комитет, рассматривающий кандидатуры тех, кому предстоит отпуск, принимает во внимание многие факторы: и стаж работы, и состояние здоровья, и степень усталости, и необходимость наградить человека за работу. Так, если рабочий перенес болезнь и ему требуется длительный отпуск, то заводской комитет отправляет его в дом отдыха».

И главный вывод, который делают авторы: «Ну вот и все. <…> Как и ожидалось, мы увидели, что русские – это тоже люди, и, как и все остальные, они очень хорошие. Те, с кем мы встречались, ненавидят войну, а хотят они того, чего хотят все: жить хорошо, со все большим комфортом, в безопасном мире. Мы знаем, что этот дневник не удовлетворит никого – ни истых левых, ни вульгарных правых. Первые скажут, что он антирусский, вторые – что он прорусский. Конечно, этот дневник несколько поверхностен, но разве он мог быть другим? Мы не будем делать никаких выводов, за исключением одного: русские люди похожи на всех других людей на Земле. Конечно, есть среди них и плохие, но хороших намного больше».

 
Москва. 1947 год




                                      Подготовила Л. А. Филимонова




понедельник, 25 марта 2019 г.

Россия глазами иностранцев. Век XX. Часть 1-я.

Друзья!
Предлагаем вам продолжение обзора «Россия глазами иностранцев». В XX веке внимание иностранцев к России возросло. И связано это было, конечно, с Октябрьской революцией 1917 года. Образовалась новая Россия, строилось государство, которого не знал мир. С первых месяцев, даже дней нового государства являются на свет дневники, отчеты западных очевидцев, а затем – вереница западных путешественников, гостей,  наблюдающих новую Россию, встречающихся с её лидерами, публикующих свои наблюдения. Познакомимся с некоторыми книгами западных авторов о новой России.

Джон Рид

«Десять дней, которые потрясли мир»


«Десять дней, которые потрясли мир» - книга американского журналиста Джона Рида об Октябрьской революции 1917 года в России, свидетелем которой он был сам.

Джон Рид прожил короткую, но очень яркую, насыщенную жизнь. Он родился 22 октября 1887 года в американском городе Портленд на берегу Тихого океана, а умер в Москве 19 октября 1920 года от сыпного тифа, не дожив три дня до своего тридцатитрёхлетия.  Родившийся в богатой семье, Джон Рид  учился в лучших школах, и высшее образование получил в самом престижном американском Гарвардском университете. Удивительно, что  выходец  из благополучной буржуазной среды  он  в  эти  годы  принимает участие в собраниях Клуба Социалистов,  и это оказало определённое влияние на его взгляды.   После окончания университета стал работать журналистом.  Начало ХХ века  во всем мире ознаменовалось активными выступлениями  пролетариата, и тема революций очень интересовала Рида.  Бунтарь по натуре, он всегда был там, где происходили стачки, рабочие волнения, в гуще классовой борьбы. Писал яркие репортажи о стачке текстильных рабочих в городе Патерсоне, за что даже угодил ненадолго в тюрьму, затем о восстании горняков на шахтах Рокфеллера в штате Колорадо. Посетив бушующую Мексику, написал книгу о мексиканской революции «Восставшая Мексика». 
 Началась Первая мировая война 1914-1918 гг., и Джон Рид всюду, где грохочут пушки. Он побывал в Италии, Франции, Англии, Германии, Греции, Сербии и даже в Российской империи, куда он приехал в 1915 году, и вскоре подвергся аресту за смелые разоблачения царского правительства. В 1916 г. он возвращается в США, а летом 1917 г. Рид снова спешит в Россию, низвергнувшую самодержавие.  Русская революция захватила его безраздельно! Паспорт американского журналиста открывал ему двери по обе стороны сражавшихся. 25 октября 1917 года (в своей книге он использует даты по новому стилю и называет революцию Ноябрьской) Рид сначала проникает в Зимний дворец, занятый юнкерами. Группа американцев беспрепятственно ходит по залам дворца, запоминая мельчайшие подробности: усыпанный окурками пол, разорванные картины. А в конце дня он уже снова здесь в составе красногвардейцев, идущих на штурм Зимнего. 
 Он был вездесущ: на многочисленных митингах, на заседаниях различных комитетов, съездов, в Смольном и в Таврическом дворцах, ездил к солдатам под Петроградом, встречался с Лениным, Троцким, Каменевым, с правыми и левыми... В своем предисловии к книге Джон Рид пишет:  « Эта книга – сгусток истории, истории в том виде, в каком я наблюдал её. Она не претендует на то, чтобы быть больше чем подробным отчётом о Ноябрьской революции, когда большевики во главе рабочих и солдат захватили в России государственную власть и передали её в руки Советов»
И далее ещё: «В борьбе мои симпатии не были нейтральны. Но, рассказывая историю тех великих дней, я старался рассматривать события оком добросовестного летописца, заинтересованного в том, чтобы запечатлеть истину».  

Весной 1918 года Джон Рид возвращается в Америку и в рекордно короткий срок – менее чем за месяц, работая целыми сутками, пишет книгу «Десять дней, которые потрясли мир». В книге двенадцать глав, а после предисловия, перед первой главой, Рид дает подробнейшие вступительные замечания и пояснения, где характеризует все политические партии, важнейшие организации, центральные комитеты и прочие организации России. Естественно, что опубликовать подобную книгу было невероятно сложно, несколько копий рукописей были конфискованы. Но все же в марте 1919 года ее удалось выпустить.
Книга вызвала широкий диапазон критических отзывов — от крайне негативных до положительных. Тем не менее, книга была оценена в целом положительно, несмотря на неприязненное отношение некоторых критиков к политическим убеждениям Рида. Так, американский дипломат и историк Д. Ф. Кеннан, не питавший любви к большевизму, похвалил книгу:

«Несмотря на его откровенно предвзятый, в политическом отношении, характер, отчёт Рида о событиях того времени превосходит все иные исторические свидетельства той эпохи в силу своего литературного дара, своей проницательности и особого внимания к деталям. Эту книгу будут помнить даже тогда, когда иные свидетельства постигнет участь забвения. Во всём этом рассказе, во всём этом причудливом повествовании о собственных приключениях и недоразумениях мы видим отражение кристальной честности и чистоты помыслов автора, чем он оказал, даже не предполагая этого, честь американскому обществу, взрастившему его и достоинства которого он так и не смог осознать в полной мере».

Рид совершил около 20 агитационных поездок по США, выступая в защиту Октябрьской революции, против американской интервенции в Советской России, в связи с чем пять раз привлекался к судебной ответственности по обвинению в «антиамериканской деятельности».
В 1919 г. он становится одним из организаторов Коммунистической рабочей партии Америки. В качестве делегата Коммунистической партии Америки Джон Рид приехал в 1920 г. в Москву на II Конгресс Коминтерна, но вскоре заболел тифом и умер. Его с большими почестями похоронили у Кремлевской стены, где в то время хоронили самых преданных революции героев. Тот, кто бывал на экскурсии в Мавзолее Ленина и в Некрополе у Кремлевских стен, вспомнят, что на гранитном надгробии этого американца высечены слова: «Джон Рид, делегат III Интернационала,1920».

В 1999 году газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала список «100 лучших работ по журналистике», в который под номером семь попали «Десять дней, которые потрясли мир».

Джон Рид



Штурм Зимнего дворца


Петроград. 25 октября 1917 г.
                                                      

среда, 23 января 2019 г.

Новинки абонемента

Предлагаем вашему вниманию книжные новинки, поступившие на наш абонемент в январе. Нам кажется, что эти книги современных российских авторов, зарубежных писателей, впервые переведённых на русский язык, звёзд мирового детектива идеально подходят для чтения неспешными зимними вечерами.

Борис Акунин «Не прощаюсь. Приключения Эраста Фандорина в XX веке. Часть вторая»
«Не прощаюсь. Приключения Эраста Фандорина в XX веке» - 16-я книга Бориса Акунина из серии «Новый детектив». По заявлению автора - последняя книга из цикла об Эрасте Фандорине. 1918 год. Молодое советское государство еще лихорадит. Голод, холод и грязь расползаются по бывшим барским кварталам. А в набитых битком поездах едут в столицу бывшие купцы, вороватые гимназисты, матросы и один очень странный японец. Он хорошо говорит по-русски и везет с собой огромный тюк, в который завернут человек с мертвенно-бледным лицом, белыми волосами и аккуратными черными усиками. И этот японец, конечно же, Маса - верный слуга и друг Эраста Фандорина… Спустя шесть лет после выхода романа «Черный город», в котором знаменитый сыщик получил пулю в голову, наконец выходит продолжение истории. Вы узнаете о судьбе полюбившегося героя. Сможет ли он выкарабкаться и на этот раз, после трех лет пребывания в коме? И если да, будет ли это прежний Фандорин?

Фредрик Бакман «Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения»
Эльсе семь, и она непохожа на других семилетних девочек. Ее бабушке семьдесят семь, и она тоже непохожа на других бабушек. Ведь мало какой бабушке взбредет в голову флиртовать с полицейским или сбежать из больницы, чтобы залезть в вольер к обезьянам. Но бабушка – лучший и единственный друг Эльзы. Каждую ночь они вместе отправляются в Просонье – удивительную страну, где время измеряется вечностями и сказками и никто не должен быть «нормальным». Однажды бабушка уходит в Просонье навсегда, оставляя Эльсе только письма. Их нужно передать тем, у кого бабушка хочет попросить прощения за свои ошибки. Эльзе предстоит узнать, что герои и чудовища живут не только в сказочных королевствах. «Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения» - новая книга Фредрика Бакмана, подарившего миру Уве, ворчуна с самым большим сердцем.

Дэвид Болдаччи «Фикс»
Жуткая травма головы, полученная на футбольном поле, не только оборвала спортивную карьеру Амоса Декера. Теперь он – обладатель абсолютной памяти и способен запоминать буквально все, что когда-либо видел или слышал. Что ж, внезапно обретенная суперспособность пришлась как нельзя кстати для его новой работы – службы вполиции, а затем в ФБР.
Обычно команде, в которой работал Амос, поручали старые запутанные дела. Но внезапно на их головы свалился самый что ни на есть «свежак». А все потому, что Декер, идя утром на службу, стал свидетелем сразу двух смертей. Какой-то мужчина, находясь прямо у входа в здание Главного управления ФБР, застрелил идущую мимо женщину, а затем пустил пулю себе в голову…

Мишель Бюсси «Время – убийца»
Начиная с 2016 года Мишель Бюсси безоговорочно лидирует среди детективных авторов Франции, уверенно потеснив недавних любимцев читательской публики. Новый детектив закрепил успех писателя.
Лето 1989-го, Корсика. Юная Клотильда приезжает с родителями и братом на Корсику, родину отца. Волшебное лето, солнце, море, дельфины, музыка, первая любовь и… фатальная автомобильная авария, в которой погибнут родители и брат. В живых останется лишь Кло. Лето 2016-го. Клотильда стала адвокатом, у нее любимый муж и дочь - того же возраста, что была Кло в год трагедии. И вот через семнадцать лет Клотильда решает вернуться на Корсику, побывать на месте страшной катастрофы вместе со своей семьей - чтобы изгнать прошлое, которое до сих пор не дает ей покоя. Но, прибыв в знакомую деревушку, Клотильда получает письмо… от своей погибшей матери. В детективе, полном корсиканского обаяния, шума моря, запахов цветов и слепящего солнца, поразительно запутанный и в то же время стройный сюжет сплетен в книге с драматичной и сложной семейной историей. Мишель Бюсси как никто из детективщиков умеет поддерживать напряжение и ритм в каждом абзаце, действие в его книге развивается стремительно, логично и абсолютно непредсказуемо.

Мария Воронова «Ледяное сердце Северины»
Месть – это блюдо, которое подают холодным. А за двадцать лет остынет все, что угодно, кроме сердца обиженной женщины. Успешная бизнес-леди по имени Северина решила отомстить человеку, который испортил ей жизнь. Разве справедливо, что Виктор Стрельников не понес за свой грех наказание и все у него хорошо?! Ректор Медицинской академии, счастливый муж и отец. Что ж, вскоре ему предстоит потерять все – должность, семью, репутацию. А Северина бросит на него холодный взгляд, усмехнется и повторит его же слова: «Тебя никто не заставлял!» Только жизнь оказалась сложнее и непредсказуемее всяких планов. Месть так и не смогла излечить старые раны, а вот новая любовь растопила ледяное сердце…

Анна Гавальда «Я признаюсь»
«Я могла бы сказать, что это сборник новелл, историй, что их всего семь и все они написаны от первого лица, но я вижу книгу иначе. Для меня это не просто истории и, главное, не просто персонажи, для меня это люди. Живые люди. Из плоти и крови. Людмила, Поль, Жан и другие, безымянные, рассказывают о себе. Почти все они говорят в темноте, ночью или в такой момент жизни, когда не слишком хорошо отличают день от ночи. Пытаясь разобраться в себе, они разоблачаются, снимают доспехи, открывают душу. Получается не у всех, но даже попытки заставляют меня сопереживать. Говорить, что сопереживаешь собственным персонажам, наверное, слишком пафосно, но повторяю: для меня это не персонажи, а люди, реальные люди, мои новые знакомые, которых я и представляю вам сегодня». Анна Гавальда

Алина Знаменская «Женщина-зима»
Пусть к другим приходит любовь и в душе у них расцветают цветы. Наверное, люди имеют на это право. Но у нее в сердце давно поселилась зима. Ничего романтичного не ждет от жизни сельский врач Полина Мороз. Она потеряла любимого мужа и теперь всю себя отдает окружающим ее людям. Неравнодушный человек, она всегда оказывается в самом центре чужих страстей, семейных драм, трагедий. Разве могла она предположить, что в ее богом забытый дом в деревне может заглянуть любовь и остаться там надолго? А может быть, навсегда...

Лив Константайн «Последняя миссис Пэрриш»
Одни женщины получают все, другие – все, что заслуживают… Зависть съедает Эмбер изнутри. Большой дом, красавец муж, очаровательные дети – то, чего у нее никогда не было, – Дафна принимает как должное. Но Эмбер отнимет у нее все, потому что у нее есть план… План, который исполняется как по нотам, – вопрос только в том, действительно ли Эмбер захочет заполучить все, что досталось от жизни Дафне?.. Это пугающая, но притягательная история необузданной жажды и подлинного безумия…

Бернард Корнуэлл «Азенкур»
Азенкур. Место, где история стала легендой. Битва при Азенкуре - одна из ярчайших военных побед Англии. Увековеченная Шекспиром в хронике «Генрих V», неравная битва столкнула малочисленное измученное английское войско с полнокровной французской армией. В центре битвы оказывается один из тех простых воинов, чьими силами достигается небывалая победа: лучник Николас Хук сражается за своего короля, страну и любимую женщину... Захватывающий роман о войне воспринимается одновременно как блестящее историческое исследование и великолепный плод творческой фантазии - лучшее творение Бернарда Корнуэлла, автора признанных мировых бестселлеров «Саксонские хроники», романов о стрелке Ричарде Шарпе и многих других книг.

Мария Метлицкая «В тихом городке у моря»

Мария Метлицкая - прекрасный рассказчик. Ее книги поистине имеют психотерапевтический эффект. Герои узнаваемы: это самые обычные люди, которые окружают нас в жизни. Следить за перипетиями в жизни героя увлекательно, читатель оказывается полностью в них вовлечен. Легкий слог, неповторимая интонация автора.
Иван Громов всегда мечтал жить у теплого моря. Ему казалось, что под жарким солнцем его сердце, заледеневшее от невзгод и потерь, оттает. И вот он в южном городке, неспешно живущем от одного курортного сезона до другого. А главное, здесь есть море, бескрайнее, синее. Однажды он придет на берег с маленькой девочкой Асей, дочерью своей квартирной хозяйки. Он расскажет Асе про алые паруса, про Ассоль, которая дождалась своего Грея. Он подарит ей мечту, не подозревая, что придет время, и эта недолюбленная, никому не нужная девочка тоже сделает ему подарок, самый важный и ценный в его жизни.

Розамунда Пилчер «Возвращение домой»
Розамунда Пилчер - современная английская писательница, книги которой читают во всем мире. «Возвращение домой» - один из самых популярных романов Пилчер. Его знают во всем мире благодаря многочисленным изданиям на разных языках и знаменитому телесериалу, который демонстрировался и в России.
Родители Джудит Данбар уезжают в Сингапур, а она остается в Англии, в пансионе «Школы святой Урсулы», где знакомится с Лавди Кэрри Льюис. Аристократическое семейство Кэрри Льюисов становится для Джудит второй семьей. В их доме она переживает первую любовь и первые разочарования. А потом начинается война. Джудит решает идти служить в армию. Однажды в короткие дни отпуска в военном затемненном Лондоне она встречает того, кто станет ее судьбой. Но как много еще предстоит пережить героям Пилчер на пути к счастью, к своему дому...

Дина Рубина «Наполеонов обоз. Книга 1-я. Рябиновый клин»
Роман в трех книгах «Наполеонов обоз» при всем множестве тем и мотивов - история огромной любви. История Орфея и Эвридики, только разлученных жизнью.
«Рябиновый клин» - так называется первый том трилогии. С одной стороны, он продолжает любимую многими авторскую манеру Дины Рубиной. О ней в свое время писал Павел Басинский как о «таланте двойного зренья»: «Взгляд насмешливый и душевнопроницательный одновременно. Умение взглянуть снаружи и изнутри... Любить, смеясь».
Гротескно и одновременно грустно представленная жизнь сегодняшней российской деревни; смелая пародия на современный литературный процесс, издательское дело и действующих писателей; чистота первой трагической любви героев, разлученных на много лет, детство их в маленьком железнодорожном поселке… – всё написано так, что мир книги и её персонажи в сознании читающего обретают яркость удивительную, подчас более убедительную, чем обыденная реальность нашего мира.

Бетти Смит «Дерево растет в Бруклине»
Роман американской писательницы Бетти Смит «Дерево растет в Бруклине» впервые был опубликован в 1943 году. Несмотря на то, что книга вышла в самый разгар Второй мировой войны, история бедной девочки Фрэнси Нолан сумела покорить сердца миллионов читателей и стала абсолютным бестселлером. А уже в 1945-м на экраны вышел одноименный фильм, который завоевал две премии «Оскар». Сегодня роман Бетти Смит считается классикой американской литературы.
Фрэнси Нолан видит мир не таким, как другие, – она подмечает хорошее и плохое, знает, что жизнь полна несправедливости, но при этом полна добрых людей. Она каждый день ходит в библиотеку за новой книгой и читает ее, сидя на пожарном балконе в тени огромного дерева. Семья Фрэнси живет в бедняцком районе Бруклина, и все соседи знают, что без драм у Ноланов не обходится. Отец, Джонни, невероятный красавец, сын ирландских эмигрантов, работает поющим официантом и часто выпивает, поэтому матери, Кэти, приходится работать за двоих, чтобы прокормить семью. Но при этом дом Ноланов полон любви, и все счастливы, несмотря на трудную жизнь. Каждый из них верит, что завтра будет лучше, но понимает, что сможет выстоять перед любыми нападками судьбы. Почему у них есть такая уверенность? Чтобы понять это, нужно познакомиться с каждым членом семьи.

Уинифред Уотсон «Один день мисс Петтигрю»
Мисс Петтигрю, дочь викария и скромная гувернантка, оставшаяся без работы, устраивается на службу к молодой актрисе и сразу попадает в светское общество Лондона 1930-х годов: роскошные ночные клубы, шикарные наряды, невероятные мужчины и любовные интриги. Тут бы ей опешить и сбежать к привычному – скучному, бедственному, но проверенному – существованию, но желание взглянуть на бомонд не на экране кинотеатра побеждает. И мисс Петтигрю остаётся. Она ещё не знает, что один этот день изменит всю её жизнь.

четверг, 29 ноября 2018 г.

В библиотеке Заречного хранится несколько уникальных книг

Давайте представим, как выглядит книжная реликвия. Это явно что-то редкое, красивое и дорогое. Но иногда и за неприметными обложками встречаются целые истории, которые делают книги уникальными.

Когда книга была лучшим подарком
От одного безымянного дарителя в библиотеку попала книга Чарльза Диккенса «Холодный дом». Потрепанная, с отремонтированным переплетом. А в ней есть надпись, сделанная пером и чернилами 59 лет назад: «На память Сереже от Шурика в день рожденья. 15 сентября 1959 г.» . Шурик очень старательно и аккуратно подписывает книгу своему другу: нет ни единой помарки. Только строчки чуть разъезжаются. Непривычно писать мальчику на чистом листе без линеек. Кто такие Сережа и Шурик и что с ними стало – неизвестно. Только этот том Диккенса навсегда остался памятником эпохе, когда книга была лучшим подарком.

Читатель-художник
Рисовать в книге, особенно в библиотечной, считается неприличным. Однако иллюстрацию от зареченца, вклеенную в томик Вирджинии Вулф «Орландо», библиотекари сохранили. Кому-то из читателей эта книга так запала в душу, что он нарисовал ручкой портрет писательницы, указал годы ее жизни и восхищенно подписал: «Гениально!». Сотрудники абонемента не считают такую книгу испорченной. Наоборот, уверены: это признание в любви бесценно. И лишь жалеют, что автор рисунка остался неизвестным.
 
Драгоценный росчерк
Обычно книги с автографами автора сотрудники библиотеки добывают по собственному почину. Например, на встрече с современными писателями, когда те приезжают в Пензу. Именно так в зареченской библиотеке появились две книги с автографами Захара Прилепина. Одна из них совсем новая – этого года. «Всем радости! Захар Прилепин, 2017», – написал автор на своем сборнике «Не чужая смута. Один день – один год».
Иногда библиотека становится обладателем автографа случайно. Например, с книгой известного кинорежиссера Андрея Кончаловского «Низкие истины» владелец расстался, не обратив внимания на подпись автора, сделанную размашистым почерком: «Валентине Викторовне на добрую память. А. Кончаловский. 98, март. Москва». Сама книга издана тоже в 1998 году. Можно предположить, что на авторской встрече с читателями, где Андрей Кончаловский презентовал книгу, им и была сделана дарственная надпись для Валентины Викторовны.
 
Автор статьи – Ольга Кашина (Чигринова), корреспондент газеты «Заречье сегодня».
 
P.S. Это всегда очень интересно держать в руках такие экземпляры. И наша библиотека всегда рада видеть в своих стенах ценителей бумажной книги!